Добро пожаловать в криминальный Лондон, дамы и господа. В игре 2016 год

ОБЪЯВЛЕНИЕ:

В квест Jig of Death требуются два "отмороженных" персонажа-соперника: Тони Техасец и Падди. Акционные персонажи, упрощенная анкета, см. акцию On the dark side *Завершен квест Sign of Fate. Спасибо всем за игру :3* ПЕРЕЗАГРУЗКА: расширен формат игры. Можно приходить с любыми идеями, которые вписываются в реалии криминального Лондона, и отыгрывать их

ЦИТАТА НЕДЕЛИ:

Гвен совершенно забросила готовку, точнее увлеклась какой-то иной формой стряпни - якобы по совету докторов. Томас такого не слыхивал, чтобы для здоровья нужно было есть только траву и только в перемолотом виде, обычно от запоминал только советы ему выгодные - а исключение из рациона почти всего, кроме круп на воде и сендерея... нет, про такое не слышал. В общем, мало радостей осталось в его жизни, раз преподобного с утра манил круассан, но что ж поделать. Вот и мотивация вставать по утрам еще на два дня в неделю. На улице было смурно и накрапывал дождик - погода щедро анонсировала лето. Но ничего, он сбежал от сендерея к пшенице, поэтому настроение в предвкушении было приподнятым
Thomas Dunn
Buns and one little secret

Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » You have been the one for me


You have been the one for me

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Irene Adler, Matthew Donahue, Mind Palace (за Эйдана Нортона)
Время и место: конец октября 2016, дом Ирен Нортон
Краткое описание: конец эпохи. Последняя точка в истории и начало новой жизни.

+1

2

Сначала он даже немного струхнул. Ну не каждый же день босса убивают в самом деле.  А тут еще и непонятно ничего, кто, за что? Могло же быть, что и за их совместные делишки. Так-то если посмотреть, врагов у них было достаточно. Так что Мэтт не стал сопли жевать, а сразу же после неприятных известий приступил к ликвидации их небольшого, но прибыльного бизнеса.
Прежде всего надо было разобраться с Чарли.
Чарли - это тридцать три несчастья. Но бухгалтер от Бога. Накануне он сломал ногу. Дома. Он вообще страдал агорафобией, так что нигде больше и не бывал, кроме как дома. Так что можете себе представить, как эвакуировать из страны человека, который дальше своего порога боится нос показать? Намучился с ним Мэттью. Даже угрозы, которые он, естественно, никогда бы не воплотил в жизнь, в ход пускал. Сработало лишь то, что он пообещал Чарли вид на море из окна. И бухгалтер тут же расцвёл, и родной дом ему больше не был мил.
Все документы Донахью сжёг. Всю цифру сломал (и это доставило ему не мало удовольствия, давно он так не веселился), затем, на всякий случай, кинул электронику в воду. И позже закапал компьютеры в землю. Достаточно глубоко.
А потом взял Чарли в охапку и отвёз его в новый дом. Пришлось потратиться. Но этот бухгалтер того стоил.
На этом паранойя Мэттью не закончилась, и он сам отправился куда подальше, чтобы пересидеть всю самую горячую пору, когда их клиенты будут бурлить от негодования и искать людей, которые смогут разобраться с заносчивыми «островитянами».
Попустило Мэттью только тогда, когда он нашёл в интернете статью, что босса порешила девка-психотерапевт, к которой он когда-то ходил. Не клиент. Личное что-то. Славно. Нет, плохо, конечно, для Нортона, но хорошо для Донахью.
И вот тут он решил сдержать обещание, которое дал некогда Нортону.
Прямо с поезда поехал в дом новоявленной вдовы. Хотелось надеяться, что застанет ее там. А то мало ли, если за домом следят, а он будет периодически наведываться, то проблем точно не оберёшься. Вообще по возвращению в Лондон паранойя вновь взыграла. Мэттью поймал себя на том, что снова вглядывается в каждое встречное лицо, пытаясь узнать знакомых и избежать возможных неприятностей. Все время нервно поправлял кепку, надвигая не все сильнее на лицо. В такси он немного расслабился и с интересом принялся изучать вид из окна. Как будто и не уезжал. Впрочем, «отпуск» был коротким.
Когда Мэттью подошёл к двери и позвонил в дверной звонок, на улицу только опустились первые сумерки.
Донахью не думал, что ей скажет. Вероятно, просто отдаст документы и флешку и пойдёт искать себе квартиру.
О жене Нортона Мэтт знал только с его слов. Красива, умна, невероятна. И очень любима. Как-то так. Донахью ее никогда не видел (фотографии не в счёт), так что в голове у него был разве что образ, похожий на журнальный или книжный. Идеальный. Какой видел ее муж.
Вот с дочуркой их Мэттью успел познакомиться. Эйдан пару раз брал ее с собой на их встречи. Донахью даже как-то играл с ней, когда Нортону нужно было сделать важный звонок.

+1

3

Да, нужно было жить. После поездки в Эдинбург миссис Нортон, вдова, первым делом избавилась от траурного платья. Методично изрезала его на длинные лоскуты и сложила в мусорный контейнер.  Хватит показной скорби, ей никто не будет сочувствовать больше или меньше, а выпрашивать жалость Ирэн не умела, и не хотела учиться.
Затем она избавилась от всего, что напоминало о недавней трагедии в доме. Траурная лента с фотографии Эйдана в его кабинете тоже была снята. Ирэн заходила туда иногда почитать в одиночестве, на замечание домработницы о призраках, якобы виденных иногда в домах, где произошла трагедия, улыбнулась.
- Мистер Нортон не придет, а если бы и так – пускай. Это его дом. Глэдис, будем считать, что тема исчерпана. Пожалуйста, не говорите ерунды, и я не буду пугать Вас призраками моего мужа.

Вытянувшееся лицо Глэдис, прибывшей, насколько Ирэн могла выяснить, из Гримсби, заставило Ирэн в некотором удивлении обратить на нее внимание. Она была совершенно незаметной исполнительной женщиной, живущей с семьей сына, и появляющейся в доме трижды в неделю.

- Проследите, пожалуйста, чтобы во всем доме не осталось ни одной траурной ленты.

Черной атласной полоской Ирэн теперь стала подвязывать волосы. Эта боль принадлежала только ей, только ей была понятна и драгоценна.
Перемены сразу почувствовала Марго: внезапные истерики постепенно прошли, и ей определенно нравились яркие расцветки материнских домашних нарядов намного больше прежней темной цветовой гаммы.
***
Человека она видела впервые, но, посомневавшись, все же, открыла. Страх как защитная реакция, в ее положении только мешал бы, предусмотреть всех опасностей невозможно. Марго с няней, дом совершенно пуст, и у нее нет не только страха, но и любопытства. Этот ирландец может быть кем угодно, и пусть так.
- Здравствуйте, Вы кто? Дом под охраной, имейте в виду, мистер. У меня нет родственников в Ирландии, и вестей не ожидаю.  Так как Ваше имя?

Беретта вынута из тайника почти без раздумий, и конечно не миссис  Нортон стала бы встречать незнакомца оружием, направленным в грудь. Это против вежливости. Широкие, в любимом с юности восточном стиле персикового цвета одежды дразнили очертаниями фигуры, и скрывали все, что нужно скрывать.

Отредактировано Irene Adler (2021-09-12 14:54:40)

+1

4

Признаться, чего-то подобного он и ожидал. Правда, не с самого порога. Хотя бы потому, что он ещё ничего не сказал. Так что, видимо, где-то на нем болталась табличка «ирландец», которую он как-то не заметил.
Даже от акцента он практически избавился за долгие годы вдали от Дублина.
Но чему тут удивляться? Такое отношение к его сородичам вполне обыденное. Если провести соц. опрос, большинство запишет во враги человечества (не по степени своей опасности) евреев, цыган и ирландцев. Последние, вероятно состояли в этом списке из-за шумности и драчливости. Ещё несдержанности и пьянства. Души нараспашку. Где-то наивности и сильного внутреннего ощущения собственной непогрешимости. Кто ближе Богу, если не они? Верные и преданные божьи дети. Согрешат, да покаятся, исповедуются и снова грешить.
Но вида Мэттью не подал. Чего уж тут обижаться? Обида - выбор слабых. А Донахью привык доказывать, что он не просто какой-то очередной ирландец, а вполне себе достойный член общества. Почти всегда. Кроме выходных. Выходные - это святое.
Да и вдова перед ним. Наряд его не смутил. Хоть она и американка, как рассказывал Нортон, но уже наверняка успела пропитаться английским духом и традициями. Так что ирландское «пробуждение», или поминки перед похоронами, ей вряд ли были близки.
Англичане даже скорбели по особому. Не пришлёшь им открытку с соболезнованиями, скажешь лично - оскорбятся. Но по ним и не заметишь, что оскорбились. Вместо привычного ему «пробуждения» с проводами в последний путь в течение нескольких дней, с горючими слезами, пьянкой, жратвой в огромных количествах и бдениях над телом покойника, праздник. Да, англичане праздновали. Начало новой жизни. Шоу маст гоу он, как говорится. И неважно, кто умер, горевать долго - странно и даже неприлично. Проблема у англичан с эмоциями, что уж тут поделать.
Ну а если очень душа болит по усопшему, можно именную скамеечку поставить в каком-нибудь парке. Хотя это Мэттью поддерживал. Полезное действо.
- Мэттью Донахью, миссис Нортон. Я был знаком с вашим мужем, мы были партнерами по бизнесу. Соболезную вашей утрате. Эйдан был… - Донахью мысленно чертыхнулся. Не смог он его раскусить. Столько лет были знакомы, и даже зная о нем столько подробностей и фактов, Мэттью не мог похвастаться тем, что понял, каким Эйдан Нортон был человеком. Душевным? Да не в жизни. Компанейским? Как ледниковый период с динозаврами. Добродушным? Весёлым? Не один традиционный эпитет не подходил для его описания. Придётся сыпать фактами. - хорошим мужем и отцом. Извините, что я без открытки, - мало ли, вдруг эта традиция ей по нраву.
Интересно, она его уже похоронила. А то недавно умер один знакомый англичанин, так похороны состоялись почти через два месяца. Пока все друзья и родственники прибыли, попрощались. По-английски. Черство. В общем, никто не торопился. Потом семья прах забыли забрать. Ну его и утилизировали. Так и сгинул.
Не сказать, что его не любили. Но в этом и состоит истинное отношение англичан к смерти. Умерла, так умерла.
- Не хочу отнимать у вас много времени, - Мэттью даже порог не переступил. Его же не пригласили. - Ваш муж, в случае своей безвременной гибели, просил передать вам… - Мэттью открыл карман в своём рюкзаке и вытащил чёрную папку. - Это. И еще вот это.
На этот раз он полез в карман пальто и протянул женщине флешку.
Для англичан было нормой составлять завещание, даже когда они были здоровы и молоды. Практичные засранцы.
Но в папке было не завещание, а информация о счетах, на которых, в общей сложности лежало 20 миллионов фунтов. Все счета были открыты на ее имя. Ну чем не хороший муж?

+1

5

Нет ничего проще: это знакомый ее мужа, и конечно, миссис Нортон должна ему поверить. Человек за порогом либо был наивен, либо говорил правду.
Внутри у нее похолодело, по плечам прошла дрожь. Это всего лишь сердце сжалось и отпустило. У вдов подобное иногда происходит, и никакого могильного холода, мелькающих в зеркальных отражениях призраков – все очень тривиально.
Мэттью Донахью и Эйдан Нортон, партнеры по бизнесу – нет, Ирэн это не говорило совершенно ни о чем. Надо сказать, после того, как они стали знамениты, и Эйдан потерял официальную, очень дорогую работу, она вообще плохо понимала, чем занимаемся муж. Предполагалось, что работает на того же негодяя, уволившего его, за меньшую плату и в неофициальном статусе; теперь оказалось, у мужа был бизнес, и вот его компаньон что-то важное принес ей.
-Так Вы знали моего мужа, и даже явились сюда с мирными намерениями? Это удивительно. Проходите в дом, мистер  Донахью, окажите мне честь. Неудобно говорить на улице двум воспитанным людям, тем более, у Вас ко мне дело.
Ирэн отступила, приглашая гостя войти.
- Мистер Нортон действительно был хорошим мужем, лучшим мужем из всех мужей, и таким же отцом нашей девочке. Теперь у нас с мисс Нортон ничего нет, кроме воспоминаний, но обещаю обойтись без  слез. Если бы слезы могли вернуть тех, по ком они льются, мистер  Донахью.
Ирэн указала на диван в гостиной.
- Располагайтесь. Есть хороший коньяк. Времени Вы у меня не отнимете – его и так слишком много теперь, но можете быть полезны.
Миссис Нортон спокойно улыбнулась чужаку, отсекая возражения.

- Расскажите, пожалуйста, что вас связывало с Эйданом. Я действительно ничего не знаю, и тем более, каков смысл бумаг, находящихся в этой папке. Может быть, поясните?
Флэшку она крепко сжала в ладони, как самое драгоценное что у нее было сейчас.
- На ней нет ли пароля, как Вы считаете?

По крайней мере, это не очередной разочарованный самим существованием семьи Нортон, законопослушный гражданин, явившийся убить и её. Поскольку исключить любой вариант Ирэн не могла, беретту она держала наготове, надеясь, что воспользоваться ею не придется.

Отредактировано Irene Adler (2021-09-19 02:24:34)

+1

6

Мэттью сделал шаг вперёд в тёплый и уютный дом, сбросил рюкзак на пол, а пальто повесил на свободный крючок в прихожей. Кепку снял последней и нерешительно сжал в руках. Эйдан говорил, что его жена - красавица, но Донахью не знал, что настолько. Да, такая женщина недолго будет одна. Мэтт бы не удивился, если бы из ее спальни уже вышел новый любовник, узнать, кто это тут пожаловал и что ему надо в столь поздний час, когда свои уже все должны быть дома.
Но в этом не было ничего предосудительного. Любовь приходит и уходит. А жизнь продолжается. И женщинам, по его наблюдениям, этот трюк удавался куда проще, чем мужчинам.
Наконец он оставил кепку на том же крючке, что и пальто, и в гостиной присел на указанной вдовой диван. Запустив руку в свою шевелюру, Донахью взъерошил волосы, приводя их в порядок после своего головного убора.
- Благодарю Вас, я стараюсь держаться подальше от алкоголя, - сейчас бы он предпочёл закурить. Естественно, Эйдан не мог оставить документы нотариусу или на дне ящика своего стола в кабинете, чтобы она сама нашла и во всем разобралась. Ему нужно было доверенное лицо, человек, который обо всем знает и поможет привести дела в порядок. Но все это было так странно. И Чарли, если бы не его агорафобия, подошёл бы на эту роль лучше. Он бы какой-нибудь стишок сочинил, который мог бы разрядить обстановку. Или сказал что-нибудь философское, хоть и страшно банальное, типа «и это пройдёт». А Мэтт, хоть и в порыве вдохновения умел строить невероятные речи защиты, как признавали его коллеги, никогда не был словоохотлив. Да, может быть и стоило выпить, чтобы чуть-чуть расслабиться и перестать чувствовать себя лишним в этой истории, третьим между мужем и женой. В конце концов, его просто попросили побыть курьером. Содержимое всего, что он принёс, его беспокоить не должно. Как и все окружающее.
Да, и это пройдёт.
Вот бы это было так легко.
- Мы с вашим мужем учились вместе, в Кембридже. На разных курсах, конечно.
Донахью до сих пор помнил, как познакомился с Нортоном. В то время Мэтт не вылезал из библиотеки. Он был старше своих сокурсников, среднее образование совершенно не способствовало его успехам в учебе, а отличное знание Библии вообще не помогало. Ему нужно было столько наверстывать, что он поселился среди книг. Была и ещё одна причина. Кто-то из студентов с большим удовольствием и кучей подробностей слил его дело остальным. И теперь с одной стороны над ним насмехались, его не принимали за равного себе и на всякий случай держались подальше. Ведь убив однажды… кто знает, в самом деле, что у него творится в голове. Но Мэтта это не тяготило, потому что дружба с богатенькими, чьё обучение оплачивают родители, а сами они из себя ничего не представляют, его мало интересовала. Да и времени ни на что не было. Он тонул в море информации, фактах, прецедентах, которые нужно было держать в голове. И эссе, десятки разнообразных эссе, которые надо было написать по каждой дисциплине. В те времена Мэтт был близок к тому, чтобы все бросить, признаться себе, что это не для него, что он слишком глуп и необразован, чтобы победить в этой битве.
И тогда-то и появился Эйдан Нортон. Высокий, бледный, почти как альбинос, и страшно худой, больше напоминающей шест в стрип-клубе, чем настоящего человека. Англичанин только вернулся из Индии, где сильно болел, как потом выяснилось.
Но несмотря на всю остроту своей фигуры и ощущение, что если согнётся пополам, то непременно переломится, Эйдан выглядел крайне уверенным в себе. Он подсел к Мэтту за столик, на котором не было свободного места от книг и просто и утвердительно сказал: «Давай помогу».
Уже после Мэттью понял, чем же он так заинтересовал Нортона. Почему тот решил сам с ним заговорить, и как так вышло, что их знакомство продолжилось и спустя годы.
Донахью выпрямился и глубоко вздохнул, как делал всегда, когда надо было собраться и делать своё дело, несмотря ни на что.
Миссис Нортон либо проверяла его, либо Эйдан ей в самом деле ничего не рассказал.
- Где-то год назад он позвонил мне и предложил одно дельце, затем ещё одно и еще. После чего мы стали партнерами. Но если ваш муж не стал рассказывать вам, чем мы занимаемся, значит, хотел защитить. И кто я такой, чтобы идти против воли Эйдана? - Мэтт указал на черную папку рукой и продолжил. - Там счета, открытые Нортоном на ваше имя. Он хотел, чтобы вы и Марго ни в чем не нуждались. Что на флешке - мне неизвестно. Он сказал, что то, что там записано, только для ваших глаз и ушей.

+1

7

До сих пор ярчайшим впечатлением Ирэн об ирландцах оставался давний случай с исчезнувшим в ее доме искателем запретной любви, который так и остался загадкой для Грега Лестрейда; надо полагать, к лучшему для инспектора.
Она ожидала от мужчины чего угодно, только не смущения. Поведение островитянина Ирэн успокоило, а отказ от коньяка удивил.

- Курите, здесь есть вытяжка. Итак?..
Миссис Нортон обратилась в слух, и ни разу не перебила внезапного гостя. Интересно, что Эйдану было нужно от этого человека на самом деле? Нортон не очень любил общество и людей, если говорить, максимально смягчая формулировки. Возможно, Донахью был другого мнения о муже, поэтому соображения миссис Нортон оставила при себе, одновременно внимательно изучая ирландца; вполне возможно, что его рассказ не более чем выдумка с какой-то целью. Он должен себя выдать чем нибудь, а она должна угадать этот момент.

Пока, однако, ничего похожего, а рассказ все интереснее.
- Эйдан решил, что мне это не нужно знать,  очевидно, он был прав – либо информация лишняя, либо опасна.  Суть в том, что я богата, не так ли?

Мистер Донахью был бы рад отдать ей папку и флэшку, исчезнув из этого дома как можно скорее, но миссис Нортон это совершенно не устраивало. Он зовет мисс Нортон «Марго», значит, Эйдан с ним часто встречался во время прогулок с дочерью, или что-то другое, похожее. 
Нужны дополнительные разъяснения.
- Как узнать, что вы говорите правду, мистер Донахью? Документы, удостоверяющие личность, у людей, занимающихся сложным бизнесом, часто бывают поддельными. 

Миссис Нортон глубоко задумалась, но решение приняла быстро.
Эйдан, прости.
Щелчок пульта, и его лицо на экране.
- Здравствуй, родная.

Ирэн замерла. Эйдан дома, это кабинет. Безумная мысль, от которой холодно в груди – может, сейчас открыть дверь, и он бы сидел там, как ни в чем не бывало, поправляя очки, за столом с ноутбуком.

- Мне жаль, что ты смотришь это видео. Потому что, если Мэттью передал его тебе, значит, я умер.

Запись от ее нервного быстрого движения пальцами замерла и погасла.
- Прошу прощения.  Мне нужно было убедиться.

Ирэн взяла в руки папку и протянула юристу.
- Расскажите коротко самое важное. Что нужно делать в первую очередь, чтобы эти бумаги использовать как хотел Эйдан. Боюсь, без Вас мне не справиться.

Отредактировано Irene Adler (2021-09-26 01:39:53)

+1

8

Иисус, Мария и Иосиф, она его мысли что ли читает? Мэттью начинал немного бояться этой женщины. Может она разглядела его пожелтевшие от никотина пальцы на правой руке, ближе к ногтям? Или зубы? Хотя зубы не могли бы его выдать.
Удивительно проницательная женщина. Но сигареты все равно остались в рюкзаке. Так что не судьба. Позже. Найдёт себе номер на окраине города, чтобы подешевле, и расслабится. Все равно теперь не уснуть.
- Верно, богаты, миссис Нортон, - подтвердил Донахью и согласно кивнул. Хотел прибавить «несметно», но Чарли ему как-то объяснил, что все эти суммы - капля в море. Естественно, если аккуратно их тратить, не спускать на всякую ерунду, хватит надолго. А если уж вкладывать в акции, например, то на приличную жизнь будет достаточно. Но для Мэттью такие деньжища все равно были уймой.
Следующий вопрос поставил Донахью в тупик. В самом деле, какие у него доказательства кроме слов? И подписи Нортона на документах? Да, собственно, никаких. Мэттью мало что знал о невзгодах этого семейства. Что-то из газет до него долетало, конечно, но он не особо интересовался. Тогда он уже столько лет не общался с Эйданом, что мог лишь сказать о «шелковом душителе» - «мой знакомый однокурсник». Но упоминал он это редко, потому что баллов ему это не прибавляло. Ни при знакомстве с дамочками, которых после такой фразы смывало, как не было, так и при поисках работы. 
- Не знаю, миссис Нортон, с другой стороны, какие есть основания мне не доверять? К вам часто приходят люди и предлагают взять деньги, которые ваши? - Мэттью развёл руки в стороны. В самом деле, он ничего не требовал. Не предлагал. Пришёл и просто передал.
Когда на экране появился Нортон, словно снова живой, Мэттью потупил взор. Странно было смотреть на это вместе с вдовой. Поэтому, когда она выключила видео, Мэттью был ей даже признателен.
Донахью взял папку и открыл ее.
- Можете на меня рассчитывать в этом вопросе, миссис Нортон. Мы распределили деньги по 8 счетам, чтобы в случае чего, не потерять все. Большая часть в швейцарских банках. Так безопаснее, они не выдают данные своих клиентов. Но переводить деньги с этих счетов можно только небольшими суммами. Иначе обратите на себя внимание правительства. Если хотите забрать все и сразу, то… любите морские прогулки? Лучше отправиться во Францию на яхте. А затем в Швейцарию по суши. Мы наметили один маршрут, по которому можно перевести деньги наличкой в Англию. У меня есть кузен с яхтой, но вам лучше нанять свою команду, потому что его друзья - те ещё проходимцы. Ходил я с ними в море. Я и то лучше с яхтой управляюсь, - недовольно начал Мэттью, но понял, что говорит лишнее. Она ему и так едва ли доверяет. Не стоит давить. - Ну или арендуете у кого-нибудь, как удобно, - поправился Донахью. - Остальное в банке Гибралтара. Эти деньги можно пускать в оборот уже сейчас. Для властей они совершенно чисты. С ними проблем не будет. Я гарантирую.

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » You have been the one for me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно